ГлавнаяИсторияНаше место на земле → Наше место на земле - 6

Наше место на земле - 6

Освоение целины

Новое правительство страны решило раз и навсегда покончить с нехваткой хлеба. Пленум ЦК КПСС принял постановление "О дальнейшем увеличении производства зерна в стране и об освоении целинных и залежных земель". Бараба попала в зону целины. Это было романтическое время. Великий смысл жизни: начать с нуля и сделать дело.


Едем мы, друзья, в дальние края,
Станем новоселами и ты, и я.

Особенно рьяно рвались в первопроходцы молодые. Им хотелось начать свою жизнь на необжитых просторах с первой палатки и с первой борозды на новом поле. Но в Барабинском горкоме комсомола пыл их остужали ехать надо а колхозы своего же района, руки молодых и там нужны. Доходило до обид, и все-таки после заседания отборочной комиссии 20-30 человек уезжали в село, определялись на курсы трактористов и прицепщиков. В районе было намечено разработать и засеять пшеницей 11 тысяч гектаров, из них 3 тысячи уже в первый целинный год. Сразу активно включилась в работу Береговая МТС. Созданная здесь экспертная комиссия в составе агронома МТС Карягина, агронома областного сельхозуправления Мерзляковой и инженера-почвоведа Мирошниковой во всех колхозах зоны МТС определяла участки целины и залежей и программу их освоения. Кроме барабинцев на подъем целины ехали и новосибирцы. Одними из первых прибыли молодые рабочие с обувной фабрики им. Кирова. Предприятие отправило хороших производственников Раису Федотову, Анастасию Федорову, Виктора Ковригина, Любовь Бесфамильную и других. Без раскачки приступили к ремонту машин Михаил Соболев, Михаил Сухорученко, Александр Гуляев.

Высказали желание помочь селу даже пожилые люди. В райисполком поступило письмо от горожанина Бориса Яковлевича Щербакова. "Я уже не молод, но думаю, что и мои стариковские руки будут нелишними в артельном хозяйстве. Многие годы я отработал в колхозе им. Чапаева, и поэтому считаю его родным. До Великой Отечественной войны был бригадиром плотников, а во время войны - бригадиром полеводов. Прошу райисполком направить меня на работу в колхоз имени Чапаева". Просьба была удовлетворена. Много было заявлений от молодых железнодорожников Мой долг комсомольца быть там, где решается почетная и ответственная задача освоения целины", - писал в своем заявлении слесарь вагонного депо Владимир Елецкий. Такие же заявления принесли в горком Петр Шестопалов, Николай Потапов, Виктор Овечкин, Виктор Беркалов. На различного уровня собраниях и совещаниях звучали доказательства перспективности начатой работы. Бригада полевода О. Г. Васюкова из колхоза им. Ленина освоила 16 га целины и засеяла ее овсом и ячменем. Урожай сняли по 27 ц зерна с га, тогда как на старых землях получили по 17 ц. 213 га залежей вернули в пашню колхозники артели "Красный борец" и тоже получили на ней хороший урожай зерновых. 200 га поднимал колхоз-миллионер "Красный Октябрь". С них взяли по 18-20 центнеров зерна. Правда, и на старопахотных землях бригада Д. Т. Казанцева, будущего Героя Социалистического Труда, собрала по 17 центнеров, а на отдельных полях - по 22. С той поры многие барабинцы как дорогую реликвию хранят медали "За освоение целинных и залежных земель".

Чем не стыдно похвалиться

Одним из основных районных праздников считалось сельскохозяйственные выставки. Претендовать на участие в них могли хозяйства, добившиеся рекордных урожаев, привесов, Надоев, а также отдельные передовики производства. Как Правило, жители района заранее знакомились с достижениями участников предстоящей выставки: о них рассказывалось на страницах местной газеты, с трибун проходивших накануне партийных, советских и производственных совещаний. Открытие выставки всегда проходило торжественно. На рыночную площадь съезжались участники и посетители. Открывал праздник председатель райисполкома, который называл наиболее именитых колхозников, призывал всех работать, как они.

А дальше с любопытством и восторгом осматривали посетители экспонаты выставки. В ряд стояли золотые снопы пшеницы, ячменя, овса, а в загонах - упитанные, чистые коровы. Горожане удивлялись: "Неужели у нас растет такой хлеб и на наших фермах - такой скот?". А селяне были более дотошными посетителями. Их интересовало, как передовики получают такие урожаи и такие надои, чтоб на будущий год составить им конкуренцию. Одно из центральных мест на выставке часто занимал колхоз "1 Мая". Участники и посетители могли полюбоваться на корову Вербу, выращенную в неотапливаемом помещении, за вторую лактацию она дала 2210 литров молока при жирности 4 процента. Ее дочь Вербочка в первый месяц лактации давала по 15 литров молока ежедневно. А у Астраханки среднесуточный удой 26 литров. 10 лошадей у коновязи колхоза им. Молотова. В их числе основательница рода, знаменитая кобыла Биология.

- Это еще не все семейство, - поясняет конюх Михаил Ситников. - И в работе эти лошади сильны, и в гонке, и людям их показать не стыдно. Хороших лошадей привозили на выставку колхозы им. Кирова, им. Ворошилова, "Красный борец", "1 Мая". По результатам выставок многие их участники награждались грамотами райисполкома и горкома партии. Среди них были скотник дойного гурта колхоза "На страже" Александр Павлович Кирин, который обеспечил за 9 месяцев от каждой их своих 228 коров надой 1692 литра. Телятница колхоза им. Ленина Татьяна Илларионовна Мишина, за год вырастившая две группы телят без единого случая падежа. Птичница колхоза "Красный партизан" Анастасия Сидоровна Сидоренко, получившая 54 яйца от курицы-несушки. Звеньевая колхоза "Большевик" Вера Нестеровна Авгусманова, собравшая с гектара по 750 центнеров капусты, по 300 центнеров моркови и 130 центнеров огурцов. Пастухи колхоза им. Молотова Леонид Михайлович и Амалия Андреевна Глейм, которые в своем гурте добились среднесуточного привеса 1 кг на каждую голову молодняка. Свинарка колхоза им. Жданова Амалия Андреевна Pay получившая от свиноматки от 14 до 28 поросят. После районной выставки лучшие колхозники ехали на областную, часто барабинцам доставались путевки и на ВДНХ. В Москве представляли сельское хозяйство Сибири доярки А. А. Григорьева, Е. В. Токарева, телятницы Н. Ц Стафиевская, К. С. Полякова, комбайнер М. Н. Добрынин, бригадир И. В. Петров, заведующий ондатровым хозяйством А. М. Печерин и другие.

Рядом с колхозниками

Маленький Барабинский район никогда не жил обособленной от страны и мира жизнью. Что происходило в Москве, на далекой Кубе, в Африке или Латинской Америке, все обсуждалось на колхозных собраниях и находило достойный ответ. Это был период роста советской гордости, осознания своей значимости в мире. Мы - тот народ, который победил фашизм, освободил Европу, указал другим странам путь для развития. И мы способны на еще большие достижения. Каждый старался быть полезным своему Отечеству и своему селу. Заметно выросла роль интеллигенции. Вот пример - Зюзя. И до революции это было заметное село, но теперь добавились клуб, изба-читальня, красный уголок, библиотека на 3 тысячи книг, врачебный участок с лечебным стационаром, амбулаторией, родильным отделением, средняя школа.

С годами рос и образовательный уровень: 7 человек уже имели высшее образование, больше 30 - среднее. Из учителей многие родились и выросли в Зюзе. Это М. Н. Токарева, А. Ф. Сальникова, Д. Н. Катозова, Н. Я. Побаченко, А. Е. Соколовская, Т. Т. Астафьева. На учителях держалась вся агитационная и культурная жизнь в селе. Они читали лекции, проводили беседы на фермах, в полевых и животноводческих бригадах. Они пели в хоре, читали стихи и прозу. Был в Зюзе свой драматический кружок. Артисты часто гастролировали по соседним селам, принимали участие в смотрах художественной самодеятельности. Зрители всегда тепло их принимали. Также активно работали и зюзинские медики. Фельдшер В. Н. Шляхтина была депутатом сельсовета, председателем финансово-бюджетной комиссии. Врач П. Ф. Носков руководил комсомольской политшколой и струнным оркестром. Врач Т. М. Цокур возглавляла комсомольскую организацию, увлекалась самодеятельной сценой.

Центром культурно-просветительной работы был и Устьянцевский клуб. Каждый вечер сюда шли люди на какое-нибудь интересное мероприятие. Долгое время активно работала лекторская группа, членами которой являлись председатель сельсовета А. А. Новиков, фельдшер Т. Д. Ботякова, учителя Н. П. Чечулина, А. Г. Пономарева, С. М. Бадажкова, П. А. Новикова. Собственными силами ставили концерты - в селе было много голосистых девчат. Ценилось и художественное слово. Часто в библиотеках района проводились читательские конференции, причем очень активные. Книга обходила все село, одним она нравилась, другие в ней находили какие-то слабые места. Мнения выносились на общее обсуждение, и опытный библиотекарь в ходе спора прививал односельчанам культуру чтения и восприятия прочитанного. Большую работу по популяризации книг вела, например, Таскаевская государственная библиотека (в отличие от колхозных, так назывались бюджетные учреждения культуры). Заведовала ею А. Н. Мельникова. Вот уж кто умел развивать любовь к чтению у детей и взрослого населения. Она нахо. дила время поговорить с каждым читателем, узнать его мнение о книге, сохранить этот интерес и направить в нужное русло.

Большим праздником в районе были ежегодные смотры художественной самодеятельности. Погоду на смотрах тех лет делали артисты из Зюзи, Таскаева, Белова. Славились певцы, драматические коллективы. Смело тогда брались за постановку пьес Горького, Гоголя, Пушкина. Хороший хор был в Кожевниково (руководитель учительница Ф. Долинская). Новокурупкаевский клуб блистал на смотрах татарскими народными песнями. Главными певуньями были молодые сестры Галина и Анна Амрилины и пожилая колхозница Хатыч Ажбакова. Работники культуры всегда шли рядом с тружениками колхозов и совхозов во всех их делах. В марте-апреле обычно проводились вечера чествования передовиков сельского хозяйства. Доброе слово и звонкая песня находились для каждого.

К началу сезона механизаторы получали оформленные вагончики и полевые станы. К этому времени в клубе была уже готова агитхудожественная бригада, выпущена стенгазета. Для полевых станов старались раздобыть настольные игры, спортивный инвентарь, книги из библиотек-передвижек. Другое дело, что на севе или уборке вряд ли находилось время для игры в шахматы. Только, если ненастье прихватит. 30 апреля 1953 года начала выходить многотиражная газета Среднеярковской МТС "За высокий урожай". Периодичность издания одна газета в пять дней. Тираж - 15 экземпляров. Редколлегия в составе Тонышева, Шмаковой И Шефер сделала газету боевой и интересной. На первом листе были материалы, освещающие социалистическое соревнование механизаторов, экономное использование горючего. Доставалось нарушителям трудовой дисциплины. Один вывел из строя два подшипника и продолжал работу до тех пор, пока не испортил фланец. Другой ушел с поля, не сдав смену, третий опоздал. "Такая работа - преступление перед Родиной", - делает вывод газета. Зато в полный голос славила передовиков. "В социалистическом соревновании на весеннем севе лучших результатов добилась бригада коммуниста П. М. Заворина, давшая на условный трактор 67,5 гектара, не допустившая перерасхода горючего, хотя в этой бригаде только колесные тракторы. По решению рабочкома бригаде присвоено переходящее Красное знамя МТС".

В селах района в эти годы было 64 школы, 24 медицинских учреждения, 25 клубов, изб-читален и библиотек.

Долгий век

Этого человека нет с нами уже 14 лет, но когда в Бакмасихе, Старом Карапузе, в Таскаево или в селах АО "Козловского" кто-то говорит "Наш Михаил Романович", всем понятно, что речь о М. Р. Шушарине. Жизнь его никак не назовешь простой и безоблачной. С фронта вернулся только в 1946 году. Устроился старшим бухгалтером на Куйбышевский хлебокомбинат. Отработал совсем немного - перевели заведующим Куйбышевским горфинотделом, потом - райфинотделом. А с 1948 года - на такую же должность в Барабинский район. Через пять лет он уже заместитель председателя райисполкома. Авторитет М. Р. Шушарина был незыблемым. Все, кто его знал лично, в один голос заявляют: честный, бескомпромиссный, железной воли человек. Именно этим своим качествам, а еще огромному трудолюбию он обязан стремительной карьерой.

И вдруг 9 марта 1957 года в его трудовой книжке появляется запись: "Освобожден от должности заместителя председателя РИКа в связи с избранием председателем колхоза им. Чапаева". Приказ партии, кто тогда мог обсуждать его. И Михаил Романович, сугубо городской человек, в числе других тридцатитысячников отправляется поднимать сельское хозяйство. Жене сказал: "Не переживай, все будет хорошо". Вряд ли она ему поверила, по крайней мере, пережить-то пришлось им многое.

Новый председатель колхоза им. Чапаева по сути не знал ни полеводства, ни животноводства, но упорства его хватило бы на одоление и куда более сложных наук. Каждое утро начинал с фермы. В шесть часов утра он уже там. Сам приглядывался к новому делу, но и от доярок требовал порядка и сознательной работы. Впрочем, Старый Карапуз и тогда был трудолюбивой деревней, просто доброго хозяина ему не находилось. С приходом же Шушарина дела пошли в гору. Уже через год вырастили такую кукурузу, что колхоз за нее получил серебряную медаль ВДНХ. После реорганизации системы МТС купили технику. "К уже крепкому колхозу имени Чапаева присоединили Бакмасиху, а потом и колхоз "Победа" (Нынешнее АО "Таскаевское"). Районная газета писала о колхозе: "На улицах основных участков вечерами словно в городе: гирлянды электролампочек освещают путь на фермы, в очаги культуры, музыкой из радиоусилителей наполняются площади, снуют легковые и грузовые автомобили".

Каждую заработанную копейку М. Р. Шушарин пускал в дело. Тут уж сказывалась профессия Михаила Романовича - бухгалтер. Его колхозники хвалились: ежемесячно получают аванс в строго установленное число, как рабочие на заводе. Хорошие доходы имели передовики производства скотник Андрей Булатов, доярка Екатерина Кронберг, шофер Николай Акулов, комбайнер Адольф Бернгард и многие другие. Трудодень у чапаевцев был столь весомым, что они могли строить дома, не беря на эти цели ссуды, покупать мотоциклы, что по тем временам было роскошью. 6-7 колхозников ездили ежегодно на южные курорты. А когда М. Р. Шушарин принял колхоз, трудодень здесь "весил" всего 37 копеек.

Стали строить животноводческие помещения, улучшать стадо. И все на свои, на заработанные. Тут надо сказать о правиле, которое завел Михаил Романович: оплата строго по труду. И передовик, и лодырь должны получать ровно столько, сколько заработали. Никакой уравниловки. Когда его избрали председателем уже объединенного колхоза, он не отнекивался от должности, однако твердо заявил: оба отделения будут работать на принципах хозяйственного расчета. Главным показателем стало производство продукции на гектар пашни.

А в марте 1961 года М. Р. Шушарин встал во главе укрупненного Козловского совхоза. Хозяйство получилось огромным: нынешние акционерные общества "Сартланское", "Таскаевское", "Козловское" и часть "Малиновского". Вот где укатали сивку крутые горки. По одному дню в каждой деревне - и полмесяца как не бывало. В новое хозяйство М. Р. Шушарин пришел со своим вечным правилом - чтоб кругом порядок был. Люди сейчас о нем вспоминают: сам не воровал и другим не давал. Себя в работе не жалел, но и от других требовал честности по отношению к полю и ферме. Чуть полегче стало, когда из "Козловского" выделили "Таскаевский", но без валидола и нитроглицерина директор из дома уже не выходил. Хотя работать продолжал много. Покупали технику, отсыпали дороги. Два ордена Трудового Красного Знамени заработал он в "Козловском", но бывало, оценивали его начинания и по-другому. Строгий выговор, например, он получил за дорогу от Новокозловского до города: распыление средств. Быстро забылось, как впереди трактор посылали, а за ним уже шел автобус или газик.

Конечно, он знал цену сделанному им на барабинской земле. Но вот такой случай вспоминает В. Т. Шмаков, заступивший в директорскую должность после М. Р. Шушарина. Из деревни Михаил Романович уехал, когда уже совсем раскачал здоровье. Он был утвержден председателем комитета народного контроля. Объездил с рейдами, проверками весь район, а в своем бывшем совхозе не появлялся очень долго, давал новому директору время, чтобы почувствовать себя хозяином. Приехал только через два года: "Ну, показывай, как работаете, что строите". Целый день ездили по фермам, побывали на всех стройплощадках. А на прощанье он высказал свою оценку: "Я бы так уже не смог". Как подарок подарил молодому преемнику. Хотя, наверное, и ошибки какие-то заметил, без этого в производстве не обходится, но решил поддержать. Мало кто в старости способен на такой поступок, больше все брюзжат по поводу молодежи: не та пошла, не то делает. Увела его из жизни трагическая случайность. 6 ноября 1982 года вдруг решил покупать пальто. Засуетился: именно сейчас надо идти в магазин. Жена Вера Герасимовна уговаривала: что, мол, за спешка, да и денег свободных нет. Но он никаких доводов не захотел услышать. Снял со сберкнижки деньги и сразу же отправился в магазин. При переходе через железнодорожную линию его сбил электровоз. ...Рано весной у дома Шушариных зацветают адонисы, по-сибирски горицветы.Их еще Михаил Романович выкопал где-то на полянке и посадил на солнечном месте. Горицветы с годами разрастаются, держась друг за друга. У цветов, как у памяти людской, долгий век.

Моя родная земля

В 1956 году председателем Барабинского райисполкома был избран И. И. Ваштаев. Вот как он вспоминает район и свою работу здесь: - Земля Барабы для меня родная. Из Куйбышевского района я уходил на фронт, сюда же вернулся после Победы. И когда мне, секретарю Венгеровского райкома партии по зоне Меньшиковской МТС предложили поехать предриком в Барабинск, с готовностью согласился. Во-первых, мои родители жили в Куйбышевском районе, и мне хотелось быть поближе к ним. А во-вторых, конечно, хотелось испробовать себя на настоящей большой работе. Депутаты сессии приняли меня как своего, но это был, как оказалось, не главный экзамен. Трудности начались буквально с первых дней моей работы в качестве председателя райисполкома. Дело в том, что, хоть я и вырос в селе и был сельским партийным работником, но по-настоящему-то сельскую экономику не знал. Дело партии было вскрывать недостатки и требовать от советских и хозяйственных органов их устранения. Самому-то этот воз везти не приходилось. А тут надо было принимать решения ежедневно и самому же отвечать за результат.

Начал с того, что освободил аппарат исполкома от любителей выпить. Сам никогда не злоупотреблял спиртным и не любил, когда человек ради рюмки забывает дело и доброе имя. Многих пришлось уволить, так что прослыл среди барабинцев ярым трезвенником. И вдруг сам попался... Буквально на втором месяце моей работы это случилось. Приходят ко мне заведующий райфинотделом Ю. Г. Амонс и управляющий банком Белоконь: "Иван Иванович, нет денег. Нечем платить зарплату учителям, врачам и всем бюджетникам". Спрашиваю их, что же делать? Они мне предлагают поехать к директору Куйбышевского винзавода и попросить у него тысяч 10-15 декалитров водки. Мы ее, мол, быстренько реализуем, вот и появятся деньги. Я буквально был оскорблен: это ж пособничество выпивохам! И попросил их выйти из кабинета. Остался один и стал думать: а что же действительно делать? Придумать ничего не мог и на следующее утро на райкомовскую лошадку - и в Куйбышев. А с директором винзавода мы были знакомы еще по комсомольской работе. Узнали друг друга, обнялись. Я ему сразу свою просьбу и выложил. Он как-то между прочим махнул рукой: "Брось ты, Ваня, давай за встречу выпьем". У него в кабинете был краник: повернул - водка полилась. А как я могу отказаться, если просителем приехал!

В общем, очнулся я в райисполкомовской конюшне, это меня лошадка на место доставила. Еле добрался до дома. Утром проснулся: голова болит, настроение паршивое. И дела не сделал, и напился, как сапожник. Кстати, это единственный случай в моей жизни, когда я так опьянел. А часов в 12 заходит в кабинет Ю. Г. Амонс и от души благодарит: водку, оказывается, привезли в тот же день. - Сегодня после обеда уже можно будет зарплату выдавать. Над этим можно было и посмеяться, но что касалось сельскохозяйственного производства, тут было не до смеха. Мне действительно было трудно ориентироваться. Спасла помощь специалистов. Я сам подобрал себе консультантов, которым мог полностью доверять, и не принимал важных решений без совета с ними. В мою "тайную группу" входили директор Козловского совхоза М. Р. Шушарин, главный агроном Новоспасского Н. П. Арещенко, начальник планового отдела райисполкома П. А. Чубаров, начальник финансового отдела Ю. Г. Амонс, председатель колхоза "1 Мая" И. М. Шмаков и другие. Они охотно вводили меня в курс дела и спасали на первых порах от ошибок.

Проведение сессий, поездки по району описывать не буду. Это текучка. Расскажу, как мы создавали районную больницу. Кроме отделенческой, железнодорожной, больному обратиться было некуда. Стал выбивать деньги на строительство. И так радовался, когда это удалось. Но начфин радости поубавил: выделенных денег не хватало и на половину больницы. И тогда у меня возникла мысль капитально отремонтировать внушительное здание Дома Советов и приспособить его под нужды медицины. А на оставшиеся построить небольшое под исполком. Чтобы сэкономить деньги, надо было строительство одолеть собственными силами. Собрал я аппаратных работников: - Решайте сами, кто пойдет на стройку, а кто останется в кабинете, но уже будет работать за двоих. Добровольцы нашлись. Заготзерно выделило нам во временное пользование 4 комнаты для работы, и я отправился со своей идеей к первому секретарю горкома партии С. С. Авраменко. Он поначалу рассмеялся: "Что ты делаешь!" У меня был один аргумент: больница позарез нужна. Ладно, говорит, тебе работать - тебе и отвечать.

За зиму мы все успели. Основные силы строителей бросили на капитальный ремонт, а часть их стала наставниками для наших аппаратчиков на строительстве исполкома. К весне и больница была готова, и мы перебрались в новое здание РИКа. Этот опыт мне пригодился потом на строительстве академгородка ВАСХНИЛа. В административных зданиях, корпусах научных институтов уже работали, а жилья не было - на стройках не хватало людей. Я и предложил "барабинскую идею". Собрали человек 300 младших научных сотрудников, рабочих - и дело пошло быстрее. Даже знаете, некоторые из них так потом на стройке и остались.

Также народной стройкой делали пляж на Новочерновском озере. К тому времени я уже работал первым секретарем горкома партии. Речки в городе нет, горожанам и отдохнуть летом негде. Вот и задумали мы окультурить берега, углубить и облагородить дно. Сделали грибки, спуски к воде. На открытие пляжа собралось полгорода. Готовясь к событию, девчонки купальников нашили, тогда ведь трудно было купить даже такой пустяк. Праздник был веселый, и длился он до вечера. Потом в Барабинске образовалась группа "моржей", купались, пока лед не установится. Хорошо помню, как строили пионерский лагерь. Тоже навалились общими силами, сделали быстро и хорошо. Это место на Чанах я сам приглядел. Как-то рыбачил там и залюбовался: березовая роща, песчаный берег. И вынес предложение на пленум горкома партии. Против выступили начальник отделения дороги и оба председателя исполкомов, городского и районного. Понять их можно было: шел апрель, а успеть надо к июню. Предлагали отложить работы на год. Участники пленума разделились во мнениях. А ход обсуждения тогда переломила А. В. Сметанина, член горкома. Она разнесла в пух и прах нашу нерешительность: - Да разве можно так решать, когда речь идет о детях!

И следом за ней выступали уже только в поддержку инициативы. Строительные организации отправили на Казанцевский мыс своих лучших работников, отделение дороги, колхозы. Я совхозы выделили стройматериалы. В день открытия лагеря состоялся праздник для всего района. Рыбозавод со своего Квашнинского участка подогнал 4 катера, катали ребятишек и их родителей. Все купались, загорали, было очень весело. И с тех пор многие летние мероприятия проводились на Казанцевском мысу. Барабинский район мне дорог и многими встречами с деловыми людьми, прекрасными руководителями. Вдобавок к названным скажу о А. М. Устьянцеве. Он буквально из ямы вытягивал отстающий тогда Устьянцевский совхоз. Правда, по решению бюро райкома, он был снят с работы и уехал в город. Время такое было: партия считала себя вправе вмешиваться в личную жизнь человека, давать оценку его частным поступкам. Я и на том бюро говорил, что ошибку совершаем, снимая такого руководителя, и уж тем более сейчас в этом уверен. Современным, хватким директором был Г. Д. Васильев из Барабинского совхоза. Крепко начинал молодой директор Козловского В. Т. Шмаков. Мне кажется, никто из сельских руководителей меня не боялся. Охотно приглашали в хозяйства, даже если дела там шли не ахти как. Знали, что постараюсь помочь, а не в грязь втоптать. Вообще, уезжая из Барабинска, я не оставил там врагов. Было, снимал с работы, понижал в должности, но никогда никому не мстил, Не желал зла человеку.

Был такой случай. Председателем колхоза в Пензино работал Я. Ф. Панфилов. Агроном по образованию, землю знал и любил. Перед севом объеду хозяйства - у него лучше всех. Все сделано ко времени, все службы получили дельные распоряжения. Но уж был язва! Без его замечаний и "комментария с места" не проходило ни одно совещание в райисполкоме. Вы мне не указывайте, как хлеб растить, вот его требование, если в двух словах. А что скрывать, тогда обком определял сроки сева. Я, бывало, и сам знаю, что рано выходить в поле, но ведь не все такие расторопные, как Панфилов, кого-то и подгонять надо. Пикировки с Яковом Федоровичем у нас были на каждом совещании. А тут потребовался начальник управления сельского хозяйства. В горком я пришел с одной кандидатурой - Я. ф, Панфилова. Вызвали его в горком, предложили должность начальника сельхозуправления. Он только рукой махнул:
- Меня Ваштаев заживо съест.
- Да это его предложение.

Потом С.С. Авраменко мне со смехом рассказывал, как удивлялся Панфилов. А работали мы с ним потом прекрасно. Еще хочу привести очень характерный пример - о том, как доверяли друг другу. Выпала такая дождливая осень, что всю Барабу залило. Начать в такую погоду уборку - потерять урожай. Обком требует начинать, а мои консультанты говорят: нельзя. На беду в районе появился заведующий сельхозотделом обкома. Только его проводили - вечером звонок от секретаря: - Товарищ Ваштаев, почему хлеб не валите? Область работает, а вы сидите. Вы там кто, председатель исполкома или... Ясно, донес "лазутчик". Всю ночь после этого разговора я не спал, решил на утро отдать приказ начинать хлеб валить. Но потянусь к телефону и отдерну руку. Весь день промаялся. К вечеру подъезжает ко мне М. Р. Шушарин. С советом:
- Люба Волкова, завстатотделом, тебе доверяет. Попроси ее завтра подать в область сводку, что полторы тысячи гектаров свалено.
- Михаил, ты что?
- Другого выхода нет. Можешь на всех нас рассчитывать: чуть малейший просвет на небе - комбайны выйдут в поле. Решайся, иначе погубим пшеницу.
Вызываю Любу, объясняю суть дела. Уговорил. Передала она про полторы тысячи гектаров. А через день по областному радио похвала нам прошла: в тяжелейших условиях барабинцы ведут борьбу за урожай. Покинуть Барабинск заставил меня тяжелый инфаркт. Дали мне инвалидность, и пришлось перебраться в Новосибирск, поближе к госпиталю, где еще долгое время находился под присмотром врачей. Поверьте, уезжать было нелегко, я ведь уже привык к мысли, что стал барабинцем навсегда.

Совет отвечает за все

Эту главу пишу по рассказу А. А. Бессонова, бывшего председателя Таскаевского сельсовета.Влияние сельских Советов на хозяйственные результаты тогда было куда сильнее, чем сейчас. Так и в районной отчетности проходило: колхозы Устьянцевского сельсовета, колхозы Кожевниковского сельсовета и т. д. Если заслушивался отчет на исполкоме райсовета, то первым поднимался председатель сельсовета, и с него был главный спрос, а председатели колхозов, в основном, проходили как "свидетели". В любой момент председателю позвони - он должен знать, сколько у него сжато, сколько обмолочено, сколько молока надоено. В страдную пору отчитывался каждый день.

С ранней весны до осени подъем у председателя в 3 часа утра (или ночи?). Запрягает лошадку - и в поле, надо успеть к четырем часам, когда поднимаются колхозники, завтракают и готовят первую упряжку. Работа продолжается до 11 часов. Потом полтора часа отдыха: лошадей покормить, самим перекусить. И пошла вторая упряжка, с теми же лошадьми, с теми же людьми.

Все понимали, что хлеб - дело государственное, это выше личных забот и проблем. Принято было Первомай встречать "в борозде", и если даже выпадало ненастье, всея равно полагалось ночевать в поле. Домой отпускали только в субботу, но все равно на ночевку надо было вернуться на полевой стан. Председатель сельсовета и его секретарь за день должны были объехать все свои колхозы, проверить распорядок дня, расстановку людей, темпы полевых работ, если надо - подогнать отстающих. К ним обращались по любому вопросу, и они должны были принимать решение.

Александр Алексеевич вырос в селе. Отец его крестьянствовал, дети подрастали и тоже выходили в поле. Семья была трудолюбивой. Когда входили в колхоз, привели двух лошадей и жеребенка, коров, сельхозинвентарь, телегу, сбрую на лошадей. Потом отдали свой амбар под колхозный хлеб. В Таскаево много Бессоновых, и наверное, чтоб не путать, семьям давали уличные прозвища. И деда Александра Алексеевича, и отца кликали Ухановыми, так называлась и грива, где у семьи был надел в несколько десятин.

Советскую власть Бессоновы-Ухановы приняли миролюбиво. Их бабушка все приговаривала: "Пошто же эту советскую власть раньше не придумали, может, и я бы как человек пожила". Она в первую мировую осталась 24-летней вдовой с пятерыми на руках. Да старая свекровь вдобавок. Сама пахала и сеяла - лиха хлебнула вдоволь.

В единоличниках хорошо тому было, у кого 2-3 взрослых сына, да все здоровые. У кого же один работник в доме, тому хотя бы до Рождества со своим хлебом дожить. А дальше иди с мешком занимать или в батраки определяйся. Бабушка особенно завидовала дояркам: на работу отвезут, с работы привезут. Она-то до смерти помнила, что позаботиться о ней было некому, пока дети не выросли.

Коллективизация в деревне начиналась сама по себе задолго до революции. Когда на рынке появились сельхозмашины, поднять в одиночку такую покупку многим было не по силам. 2-3 хозяина складывали деньги и покупали молотилки, жнейки, потом по очереди убирали хлеб. Чем не товарищества по совместной обработке земли! Даже паровые машины вскладчину покупали. В Таскаево была хорошая мельница, сеянку молола. Вся округа сюда возила зерно. Так что товарищеские интересы селу не были чуждыми.

Товарищами по труду становились с детских лет. 20 мая заканчивался учебный год в школе, и ребятишки шли в поле. На подхвате, но все-таки работали. А мальчишки постарше, те всю зиму к коровникам солому возили. Будущий председатель сельсовета ничем от сверстников не отличался, и откуда на столе буханки берутся, знал. И все-таки на должность он был избран очень молодым, таким, как вы видите его на фотографии. В 1945 году бывшему фронтовику был 21 год. Год он поработал счетоводом » в МТС, потом секретарем сельсовета и в 23 стал председателем. Как вести дело при том спросе, который тогда был с сельсоветов?

Спасала крестьянская привычка вкалывать за двоих. На уборке, например, работали практически сутками. Выходило все население: ручной работы в поле было очень много. Жнейка сбрасывает горстями пшеницу, следом колхозницы вяжут снопы и ставят их, чтоб просыхали. Комбайны молотили на площадках, им только успевали подбрасывать снопы. Молотили круглосуточно, но комбайнов было мало, они не поспевали за уборкой. Приходилось снопы скирдовать. Потом из этих кладей молотили всю осень. А не управятся - тогда с марта обмолот продолжался.

Доярки тоже вязали снопы. Коров им на дойку пастухи подгоняли прямо к полосе. А доили-то по четыре раза в день. - Люди были сговорчивые на работу, - рассказывает А. А. Бессонов. - Попрошу - и ночью выйдут скирдовать хлеб. И все с песнями, с шутками. Работники сельсовета тоже, бывало, до рассвета скирдовали, молотили, и при этом умудрялись выпускать боевые листки, подводили итоги соревнования. И так работал не только молодой А. А. Бессонов, но и все его коллеги, даже убеленные сединами. Он учился нелегкой советской работе у своего предшественника Василия; Петровича Комарова, потом у Петра Николаевича Сартакова, председателя сельсовета из Бакмасихи, у Михаила Васильевича Серенко из Зюзи, у Петра Семеновича Самойлова из Белова. В ту пору, как и везде, славились механизаторы, доярки, телятницы. Больше них никто не получал денег и Почетных грамот. А председателю сельсовета почет выпадал раз в год, когда собирали "красный обоз" с хлебом нового урожая. Он тогда сидел на первой подводе с Красным знаменем в руках.

Но власть люди всегда чувствовали. Объявлялся сельсоветом субботник по ремонту школы - все шли помогать. Или смотр художественной самодеятельности - стар и млад пробовали голоса. Как и во многих деревнях, первый клуб в Таскаево сообразили из волостной избы. Молодежь собиралась вечерами при коптилке, кто с балалайкой, кто с гармошкой. А голосистые таскаёвцы и по сей день не перевелись.

Но изба совсем обветшала, и решили под клуб забрать церковь. Обошли все село с подписным листом: кто "за", кто "против". Атеистов оказалось больше. С церкви скинули колокол, купол переделали в обыкновенную крышу и в этом здании открыли клуб. В годы войны в клубе устроили глубинку - из-за плохих дорог, маломощных транспортных средств за осень вывозить зерно в город не успевали, и потому организовывали "глубинные" пункты хранения. Как правило, в клубах.

На сельсоветах также лежала работа школ, яслей (они были в каждом колхозе), больницы, изб-читален, библиотеки. Сбор налогов и других обязательных платежей, санитарное состояние сел. Но главное - хозяйственные работы в колхозах. Почти каждый вечер собирались в сельсовете для обсуждения текущих дел руководители колхозов, бухгалтеры, ветврачи: что успели сделать из намеченного, что надо спланировать на завтра. Дважды в месяц заседали члены исполкома, один раз в два месяца проходила сессия, где заслушивались отчеты общественных организаций, постоянных комиссий и опять же производственные дела колхозов. Бывало, засиживались за полночь.

- Но что было тяжелее всего - отчеты в райисполкоме, а особенно в райкоме партии. Приезжаешь на бюро - в приемной два милиционера сидят. Вот и думай, чем для тебя это бюро может закончиться. Тогда ведь очень строго было дадут твердое задание за пятидневку сдать столько-то хлеба. Не уложился в срок - значит, плохо развернул работу, саботируешь руководящие указания. А зарплата была у председателя сельсовета 360 рублей (после хрущевской денежной реформы - 36), у секретаря 460, т. к. ему сотню доплачивал военкомат за ведение воинского учета.

© 2007-2017 Барабинск.net      О сайте Войти Регистрация
Подождите...