ГлавнаяИсторияНаше место на земле → Наше место на земле - 7

Наше место на земле - 7

К победе коммунистического труда

С каждым послевоенным десятилетием все прочнее вставала на ноги экономика района. Восстановлена довоенная численность тракторов (в 1940 году - 226, в 1960-м - 240 в пересчете на 15-сильные). Промышленность поставляла уже самоходные комбайны, минеральные удобрения, оборудование для животноводства. Государство отпускало средства на строительство в селе.

И как следствие - общественное стадо выросло к I960 году до 34,2 тысячи голов КРС, в том числе 12 тысяч коров. За год район произвел 3420 тонн мяса, 24200 тонн молока. Надой на фуражную корову составил 2090 килограммов. Семь доярок - М. К. Шермер из колхоза "Заря коммунизма", Й. А. Крузе, А. М. Елина, Н. Н. Плотникова, П. Рыбалкина, Г. В. Леута из Барабинского совхоза, В. Т. Кожевникова из Шубинского, - надоили от коровы свыше 30 центнеров молока. Валовой сбор зерна составил 904 тысячи центнеров. Урожайность - 13,8 центнера с гектара.

Вот они, доказательства, что деньги, вложенные в село работают. Они не уходят в песок, не проедаются "ленивыми крестьянами", а дают продукцию на стол страны. Лидерство в соревновании совхозов прочно держал Барабинский. В годы семилетки от делал 17 процентов районного плана по мясу, всегда перевыполнял задания по производству и продаже молока. Хозяйство уже тогда имело очень большую плотность животноводства. На сто гектаров сельхозугодий здесь приходилось 7,5 коровы.

Барабинский вообще как будто поставлен на заговоренном месте. Его первый директор Григорий Иванович Севрюков работал так, словно готовил совхоз в наследство собственным детям: расширял пашню, улучшал скот, бился за высокие урожаи. Коров у него было больше всех, кукурузы он сеял больше всех. На смену ему пришел Гавриил Дмитриевич Васильев. Как и Г. И. Севрюков, он был практиком, но из таких, чья голова дороже дипломов. Работал трактористом, бригадиром, потом закончил двухгодичную школу руководящих работников и стал заведующим мастерскими, а вскоре и главным инженером. В этой должности он начал механизацию трудоемких процессов в хозяйстве. Ему тоже очень надо было, чтоб авторитет и слава Барабинского совхоза росли год от года. У Гавриила Дмитриевича была такая хватка и такой напор, что он штурмом брал любые преграды. Задумал внедрить механическую дойку, и сразу зоотехника Татьяну Фомину - за опытом в Московскую область, а сам - на добычу оборудования. Доярки же поначалу приняли новшество в штыки, боялись испортить коров. Приедут на дойку, лягут на траву и - бастуют. А недоенные коровы ревут. Но вот прилетает на своем "газике" Васильев, и обстановка разряжается. Кого шуткой поднимет, у кого самолюбие заденет - и пошли доярки по своим местам.

Также внедрял автопоение, искусственное осеменение коров. До преобразований совхоз держал 25 быков-производителей, теперь оставил девять с самыми лучшими данными. Упорядочились растелы, повысился выход телят. Введение мехмойки решило и проблему кадров животноводства. Во-первых, и доярок теперь требовалось меньше, а во-вторых, на фермы пришли мужчины-дояры. Быстро освоил дело бывший тракторист Петр Грасс, вскоре он стал руководителем звена. Под его началом работали доярки Амалия Шибельгуг, Людмила Делевская, скотники Эммануил Рейнгардт и Емельян Делевский. Звено обслуживало 104 коровы, при ручном же доении на такой гурт ставили 8 доярок. Примеру Петра Грасса последовали и в других бригадах. Совхоз стал переходить на звеньевую систему: две доярки и дояр-звеньевой: Оборудование мехдойки считалось сложным, и мужчине с ним справляться было сподручнее. Вскоре «веньезыми стали ученики Петра Александр Риферт, Владимир Нисков, Эммануил Рейнгардт. В Шубинском совхозе успешно работали дояры Александр Бекарев й Виктор Двойников. Вместе с доярками

Валентиной Кожевниковой, Марией Плетневой, Еленой Пучковой, Антониной Марковой и Марией Миллер они стали первыми ударниками коммунистического труда. Вместе со своей страной район готовился достойно встретить 50-летний юбилей советской власти. Хозяйства принимали повышенные социалистические обязательства. На Первомай и к 7 Ноября газеты печатали призывы ЦК КПСС: "Труженики сельского хозяйства! Равняйтесь на передовиков, перенимайте опыт! » Превзойдем Соединенные Штаты Америки по производству продуктов животноводства на душу населения!". Компартия объявила о строительстве коммунизма в Советском Союзе, а это значило, что в стране должны быть самое передовое производство, самые богатые духовно люди.

Стиралась грань между городом и деревней, между физическим и умственным трудом. Наверное, и в те годы находились скептики, но большинство-то населения твердо верило, что так и будет. Главный лозунг на всех предприятиях и фермах "Мы придем к победе коммунистического труда!" Многие бросались стирать эту самую грань между умственным и физическим трудом. Новогутовский свинарь Артем Филиппов делает расчеты по увеличению поставок мяса в 8-9 раз. Районная газета публикует его "экономические" выкладки: от 27 основных маток за два опороса получу по 22-24 поросенка, от ста разовых - в среднем по 7 поросят. К концу года у меня будет... А проблему размещения свиней мы можем решить за счет времянок, построенных из жердей и соломы. У Артема нашлись деятельные последователи, и пусть их расчетам не суждено было полностью сбыться и фабрикой свинины совхоз не стал, но они, очень много работали и поднялись над средним уровнем. И поэтому заслужили уважение.

Грань между городом и деревней рвалась стирать молодежь. Горком ВЛКСМ принял решение в течение семилетки начать строительство комсомольско-молодежного агрогорода на базе Козловского совхоза. Выпускные классы городских школ писали заявления: "Наше место на переднем крае. Но за героизмом не нужно ехать в далекие края, избирать особые профессии. Каждый из нас сможет осуществить свою мечту, принести настоящую пользу у нас, на родной Барабе". Агрогород - мечта политиков и архитекторов. Люди работают на полях и фермах, а живут, как в городе: у них многоэтажные дома, культурные центры, стадионы Щ спортивные залы. А вся домашняя живность, которая им там понадобится, - ну, может быть, кошка или золотые рыбки в аквариуме. Как предполагалось, фундамент города-мечты будет заложен уже в начале шестидесятых. И комсомол протрубил сбор. В Новокозловское поехали юноши и девушки из разных мест Союза. Люда Азарова - с Алтайского края, Лида Шакера - из Бердска, Александр Ильященко - с Кубани.

Строительство затягивалось, и ребята пошли в животноводство и полеводство. Доярками стали барабинские девчата Галя Коваленко, Люба Горбачева, Роза Баранова, Галя Силантьева. А Володя Дроздов даже в бригадиры выбился. Александр Ильященко получил комбайн, Володя Киселев стал у него штурвальным. Интеллигенция, и особенно школьная, активно выступила в поход за культуру села. Экономика района окрепла, следовательно повысились и культурные запросы людей. Выдача книг, например, выросла за два года в три раза. Расширилась сеть клубов, 38 населенных пунктов полностью электрифицированы. Но этого мало, надо двигаться вперед.

Сельская интеллигенция брала на себя ответственность за выполнение трехлетнего плана культурно-бытового строительства: клубы и школы будут возводить, конечно, строители, а учителя, врачи, музыканты - поднимать уровень культурно-просветительной работы, читать лекции, ставить концерты, выпускать стенгазеты, распространять среди населения художественную и специальную литературу. Они Готовы были внести свой вклад в дело строительства коммунистического общества. Со строительством коммунизма не получилось, зато школ, клубов, медпунктов, бань, яслей и детских садов действительно удалось построить немало. Хорошие клубы возведены в Кожевникове, Новоспасском, Новоярково, Бехтени, в Новокозловском.

К юбилею Октября в районе уже работало 25 клубов, 17 библиотек с книжным фондом в 77097 экземпляров, 40 красных уголков и 64 киноустановки. Заметно улучшили свои рабочие площади торговля и общественное питание. В 1967 году было 73 магазинов, 11 ларьков, 7 столовых. Построено 16 бань. Юбилейный год отмечался достойным трудом каждого хозяйства. 19 сентября, например, выполнил годовой план,по продаже молока государству совхоз "Шубинский" (директор Н. И. Бекарев). А за 10 месяцев от коровы получено 2154 килограмма молока. Свыше 24 центнеров получили от каждой буренки Анастасия Сумина, Александра Воронова,Вера Конева, Амалия Шваб. Шубинские доярки поставляли молоко высокого качества. Только на этом хозяйство сделало 18 тысяч рублей прибыли.

Выполнен был и годовой план по мясу, в чем немалая заслуга скотников Николая Маркова, Владимира Губера и других. Совхоз справедливо назывался в числе передовых. Здесь внедрили мехдойку, успешно занимались племенной работой. Колхоз "Заря коммунизма" (председатель Н. И. Ильин) сверх годового плана продал 7650 центнеров молока. Особенно высоких показателей добились здесь доярки и скотники Новоярковского и Чистоозерского производственных участков. На мясокомбинат колхоз отправил 2830 центнеров мяса - как раз годовой план.

И еще об одном событии юбилейного года: свою "Поэму о Барабе" опубликовал Леонид Бойков:
Жизнь моя,
С тобой сроднилась степь!
В одночасье ты со мной страдала,
Только ты мечты мои узнала
И, по-моему, с тобой я вместе рос,
Хлеб и соль делил,
Потел и вместе мерз.
Степь!
Твоя земля меня вскормила,
И дождями ты меня омыла,
Ветром, солнцем, стужей
Закалила.
Крепость рощ березовых дала.
Вольнолюбием в меня вошла.
Потому-то я готов обнять
Гладь озер, леса, поля и дым.
Нужно ли кому-то объяснять
Простоту любви
К местам родным!

Соединения, разделения

Время, когда у руководства страной находился Хрущев, было богато на преобразования. Хозяйства то активно укрупняли, то начинали разукрупнять. После первоначального укрупнения в районе осталось 26 колхозов (по сведениям бывшего начальника планово-экономического отдела сельхозуправления П. А. Чубарова). Многие из них были крупными, но все-таки удовлетворительно управлялись. Дальнейшее укрупнение последовало после ликвидации МТС и ЛМС. Например, объединенный колхоз "1 Мая" имел производственные участки и бригады в Зюзе, Казанцево, Белово, Красулино, Круглоозерке, в Половинном. Совхоз "Шубинский" присоединил к себе "Новогутовский", потом колхоз им. Кагановича (д. Голдоба), колхоз "Путь к коммунизму" (Устьянцево, Суворовка, Песчанка), колхоз им. Калинина (Бадажки).

Совхозу "Козловскому" передан колхоз им. Кирова (Новогутово), колхоз "Победа" (Таскаево, Бакмасиха, Старый Карапуз, Маук), колхоз им. Жданова (Пензино, Толчино, Новошелковниково). К совхозу "Барабинский" присоединен колхоз "Красная звезда" (Сизево), колхоз им. Ленина (Новоспасское, Ко-жевниково, Курупкаевка, Энгельдинка, Кусюкеевка). В 1962 году был образован новый совхоз "Пионерский" на базе хозяйства "Заготскот", и к нему же от Барабинского совхоза отошел Эгербаш, а от Новоспасского - Курупкаевка, Кусюкеевка и Энгельдинка. Через год образован плодово-ягодный совхоз "Малиновский" (с, Старощербаково). Барабинский район стал совхозным. Потом началось разделение совхозов: очень сложно стало управлять столь большими хозяйствами. В 1963 году из Козловского совхоза выделен Таскаевский. Последнему отошли фермы в Таскаево, Абакумово, Мауке, Бакмасихе, Старом Карапузе. В 1965 году за счет ферм Барабинского и Шубинского совхозов создан Новоспасский совхоз. И в таком виде хозяйства работали вплоть до семидесятых годов. В 1970 году на экономической карте района появился Устьянцевский совхоз. От Шубинского к нему отошли Устьянцево, Песчанка, Суворовка, от колхоза "1 Мая" - Половинное. Одновременно Круглоозерка перешла к Шубинско-му совхозу. Из колхоза "Заря коммунизма" выделен колхоз "Южный" (Чзвониколаевка, Бехтень, Богатиха).

В следующем году все колхозы, кроме рыболовецких, стали совхозами. На базе "1 Мая" образован совхоз "Зюзинский", на базе "Зари коммунизма" - совхоз "Береговой" (ему также передана Тополевка от Барабинского совхоза) колхоз "Южный" превратился в одноименный совхоз. В целях укрепления Малиновского совхоза в 1971 году к нему перешло Новогутово от Козловского совхоза. В 1973 году создан совхоз "Сартланский" - выделен из "Таскаевского" с фермами в Бакмасихе, Старом Карапузе и Мауке. И последнее экономическое образование - совхоз "Молодежный", созданный в 1983 году на базе бадажковской и дунаевской ферм Новоспасского совхоза и моначихинской Шубинского. Одновременно к "Новоспасскому" присоединили Кожевниково от "Барабинского".

Служили делу

Свои воспоминания к юбилею района написал Н. Г. Гаращук. - Прошло уже более двадцати лет, как я уехал из Барабинского района, но в памяти все так, как будто и не уезжал. До сих пор поддерживаю связь со многими руководителями, с рядовыми тружениками. Газету "Советская Сибирь" начинаю читать со статей о Барабинском районе, радуюсь его успехам и сожалею, если произошло что-то непредвиденное.

Я сохранил магнитофонную запись того последнего пленума горкома партии, на котором меня освободили от должности первого секретаря. Теперь, бывает, прослушиваю и благодарен товарищам за добрые слова в мой адрес. Буквально пророческими стали слова директора Новоспасского совхоза, ныне покойного Н. П. Арещенко: "Николай Григорьевич! Пройдет время, и мы вас забудем, но вы нас не забудете никогда". Так и вышло. Барабинская часть моей биографии - самое светлое пятно в жизни, и я с удовольствием расскажу, как мы работали и чем жили.

В Барабинский район я переехал из Куйбышевского директором семилетней школы в с. Новогутово в 1956 году. А вскоре был переведен директором же в школу первой фермы Козловского совхоза. Все у меня на этой земле складывалось хорошо. Купил мотоцикл, завел подсобное хозяйство, имел приличную по тем временам квартиру. И единственная мечта, которую я хотел осуществить, - закончить Пединститут, где учился заочно. Но накануне октябрьских праздников 1959 года меня зачем-то вызвали в горком партии. Приезжаю - и попадаю на Бюро горкома, где второй секретарь И. 3. Бажутов предлагает утвердить меня заведующим отделом агитации и пропаганды. Я, естественно, стал отказываться: не знаком с этой работой, да и желания нет переезжать в город. Но мои сомнения приняли за партийную скромность, на том обсуждение и закончилось. Дома жена в слезы: "Ты поезжай, а я здесь жить буду" И ведь действительно целый год не переезжала, что, естественно, не прибавляло мне энтузиазма в работе. Надо признать, входил я в партийную работу трудно, долго жалел, что пришлось расстаться со школой. А тут еще бесконечные перестановки и реорганизации под руководством Н. С. Хрущева. Сложностей хватало. Да и любым делом надо заниматься профессионально, вот я и выпросился на учебу в Московскую ВПШ, о чем не жалею и даже благодарен судьбе за такой подарок. Учиться было тяжело, к семинарским занятиям готовился до 2-3 часов ночи. Но был я молод, со всем умел справляться и даже выкраивал время на театры, музеи, экскурсии.

По возвращении с учебы немного поработал в обкоме, а 24 февраля 1967 года меня кооптировали в состав Барабинского горкома и избрали первым секретарем. Год был очень трудный. По сути, все лето не было дождей, посевы повыгорали. Первый дождь пошел только 24 июля. Да какой дождь! За два дня выпало 126 мм осадков - почти третья часть годовой нормы. Это нас и спасло. К осени выросло достаточно зеленой массы, так что мы успели заготовить корма и спасли животноводство. Урожай зерновых был 3-4 центнера с гектара, собрали всего 127 тысяч центнеров - семена для будущего сева. Мы их бережно сохранили. Сам я по натуре человек уравновешенный, даже склонен к медлительности, но тот период сделал меня одержимым. Область тогда поставила задачу продавать по 1 миллиону тонн молока в год, иметь полмиллиона коров и т.д. Естественно, этих результатов должны были добиваться крестьяне в сельских районах. Всего требовалось больше, больше и больше. Все сельское хозяйство было на подъеме, чувствовалась всеобщая заинтересованность в достижении высоких урожаев и высоких надоев. Очень много строилось: дороги, жилье, котельные, водопроводы, больницы, коровники, телятники. И никто никого не обязывал, наоборот все просили помочь добыть кирпич, цемент, лес, повлиять на строителей.

Помню, у Гавриила Дмитриевича Васильева в кабинете висела карта соседней Павлодарской области. Там у него в одной из областных организаций работал друг, который в обмен на лошадей помогал строительными материалами. И вот на своем ГАЗ-69 Гавриил Дмитриевич с водителем Леней Полубатоновым доезжали в поисках стройматериалов аж до Алма-Аты. Г. Д. Васильев всегда просил, чтоб к нему привозили гостей из областного центра, у кого можно было что-нибудь выпросить.- Мои скупные строчки не смогут дать полную характеристику этому неординарному человеку. Когда я увидел его впервые, он не произвел на меня впечатления солидного человека. Он не ходил, а бегал и остался таким до конца своих дней. Так ему и не хватило времени сделать все, что задумал. Директора совхозов недолюбливали его, потому что он всегда успевал раньше их. По национальности он грек, а настоящая фамилия - Василиди, но, как он сам рассказывал, начальник комендатуры в Нарымском крае лично записал его Васильевым. Так эта фамилия и прошла с ним по жизни. На пленумах, совещаниях все ждали выступления Гавриила Дмитриевича - у него был особый дар образно, но коротко сказать о главном, да так, что слушатели запомнят и будут потом пересказывать другим.

Как малое дитя, он всегда и во всем хотел быть первым. Построить кирпичный завод - первым, организовать самосплав в коровнике - у него все должны учиться, построить школу из кирпича - первым. И не важно, что нет пока кирпича, он его добудет. Например, можно разобрать старые свинарник - чем не стройматериал. И сам вместе со всеми топором очищал кирпич. Ему легко было работать, потому что его понимали. Но воз был очень тяжелый, потому что хозяйство было самым крупным в области. Я радовался, когда он получал правительственные награды, но и огорчался, когда приходилось его "воспитывать" в стенах горкома партии. Повод для этого он давал частенько.

Что ни руководитель в то время, то личность. Многих, к сожалению, нет уже в живых. По-человечески дорог мне был Н. П. Арещенко. Он агроном по образованию, но очень любил строить. Поднимал жилье, коровники. А вот животноводства не любил, за что ему частенько приходилось держать ответ. Кстати, он никогда не обижался, умел правильно реагировать на критику. Приятно с ним было работать, Большой личностью был Михаил Романович Шушарин, Педант, человек высокой культуры, ответственности. Но если его за что-то приходилось критиковать - обижался, как ребенок. В Козловском совхозе, где он был директором, сдавали в год по 40 квартир, но в отличие от тех же Н. П Арещенко и Г. Д. Васильева, не хотел строить хозспособом, считал это для себя унизительным. Ему строили строительные организации района. По соседству с ним, в Таскаевском совхозе, директорствовал Михаил Степанович Шелковников. Участник войны, награжден многими боевыми наградами, имел ранения. Только хорошее можно сказать о» этом человеке. А Владимир Иванович Морозов, председатель рыболовецкого колхоза "Новая заря" - горячий, самоотверженный человек. К сожалению, их всех уже нет с нами но память о них будет жить долго. Я с благодарностью вспоминаю не только о руководителях хозяйств. Очень много сделали для своего района управляющие фермами А. А. Зерфус, А. Г. Плюто, ветработники, зоотехники, агрономы, а также основная масса рядовых тружеников.

Не гнушались мы поучиться и у соседей. Тщательно изучили, например, опыт Блюдчанского совхоза Чановского района по вывозке кормов одновременно с их заготовкой. До сих пор корма на зиму оставались в поле, а потом подвозились к фермам по мере надобности. Блюдчанцы же вывозили их сразу, а потом зимовали без горя. Сейчас-то эта ситуация кажется привычной, но тогда требовалось свершить маленькую "революцию", у идеи находились противники. Но когда дело отладили, все увидели преимущества новой технологии. Первое - освободили тракторный парк от вывозки кормов зимой, второе - в плановом порядке технику можно было ремонтировать, готовить к предстоящим полевым работам, третье - часть техники и механизаторов можно было направить на заготовку леса, другим дать отпуск, третьих направить на работу в животноводство.

Высоко тогда ценился человек труда. Регулярно проводили мы совещания передовиков сельского хозяйства, всевозможные семинары, конкурсы операторов машинного доения, пахарей, устраивали взаимопроверки между совхозами и даже соревнующимися районами. Учредили мы у себя в районе день отдыха специалистов. Обычно это мероприятие устраивали на озере Кашколик после посевной. Место удобно тем, что находится в центре района. Приглашали сюда специалистов всех категорий: врачей, учителей, инженеров, агрономов, зоотехников. Мероприятие обставляли всегда красочно, после деловой части выступали самодеятельные артисты. Было весело всем, и это помогало нам теснее сплотиться в решении наших общих задач.

Высокое образование считалось заслугой человека, оно ведь служило обществу. И обидно сейчас за державу, которой не нужен оказался человек с высшим и средним специальным образованием. Я теперь работаю в отделе кадров небольшой организации. Не из-за нужды, что не на что прожить, но из-за потребности общения с людьми. И когда ко мне приходит человек с высшим образованием, с 15-летним стажем в оборонной промышленности и просит любую работу, а мне приходится ему отказывать, тут я испытываю угрызения совести, только не знаю, за кого.

Кадры всегда имели решающее значение. Мы стремились сделать все, чтобы выпускники школ поступали в техникумы и вузы, а потом возвращались в родной колхоз или совхоз. Учили и молодых руководителей ферм, бригад, которые занимали эти должности, не имея образования. Таких у нас набралось 46 человек. Составили с ними беседу в горкоме партии и порекомендовали в сельскохозяйственные техникумы и институты. Договорились с руководителями учебных заведений и организовали прием вступительных экзаменов прямо в Барабинске. Лиха беда начало, и многие из наших "крестников" нормально потом учились и завершили образование.

Конечно, мы не устраивали судьбы, но эти люди заслужили помощь: если народ им доверил руководство, значит, люди стоящие. Как пример приведу: i, число тех молодых людей входил и Р. X. Горст, который сначала закончил с отличием Куйбышевский техникум, а потом и сельхозинститут и много лет, как вам известно, возглавляет одно из крупнейших хозяйств района.

Я до сих пор упрекаю себя, что долго не замечал талант организатора в Анне Владимировне Сметаниной. Она тогда работала директором ресторана на вокзале. Наверное, работала бы там и дальше, если бы ни случай. Решило областное управление лишить ресторан самостоятельности и подчинить его себе. Анна Владимировна этому воспротивилась и пришла за поддержкой ко мне. Я смотрю на нее -деловая, энергичная, умная. А у нас тогда было вакантным место председателя райпотребсоюза. Я и предложил его Анне Владимировне. Она немного замешкалась, а потом решительно сказала: "Пойду". Так и решилась ее судьба. Ну, а если бы мы раньше ее заметили, можно было бы растить на председателя горисполкома. И ничуть не сомневаюсь, что потянула бы.

Время летит безостановочно, нарастает ностальгия по ушедшему. Вот сейчас бы, кажется, поступил иначе, не допустил той ошибки, которую допустил в молодости. Но вернуть молодые годы уже нельзя, можно только о них помнить. Когда возникает потребность поговорить на эту тему, мы, бывшие барабинцы, а ныне новосибирцы, встречаемся и отводим душу. В канун юбилея Победы, например, собралось сорок человек. Не обошлось без застолья и тостов. Столько было воспоминаний! Многие из собравшихся еще находятся на большой руководящей работе, у них много своих забот и обязанностей, но о Барабинском районе все вспоминают с удовольствием и, по мере возможностей, готовы помочь своей родной частице России. Завершая свои воспоминания, я задам себе главный вопрос: счастлив ли был в жизни? И сам на него отвечу: да! Мне всегда везло на хороших людей, у меня нет врагов. Иной раз вроде бы и есть повод обижаться на кого-то, но я воспитал в себе привычку прощать. Обиды стараюсь не помнить, зато ясно помню все хорошее, начиная с раннего детства.

Родился я в д. Коноваловке Куйбышевского района. Ceмья у нас была большая, 11 человек. Когда началась война, я закончил 5 классов. Вскоре отца Григория Ивановича провожали на фронт. А тогда между Куйбышевом и Барабинском была железнодорожная ветка, и тут с нашей матерью случилось несчастье. Она на ходу выпрыгнула из вагона и сломала ногу. Отец на фронте, мать в гипсе домой привезли. Я в семье - старший и должен был идти работать. Два года пахал, косил, ухаживал за лошадьми. Все мы в деревне были такие работники.

Очень полюбил лошадей, они у меня были самые красивые (на мой взгляд, конечно), сбрую для них я усовершенствовал своими руками, фургон был приличный. И я по-мальчишески все это считал своей собственностью. А 1 октября 1944 года прихожу, как обычно, на работу. Подогнали лошадей, ребята разбирают их, а моих нет. Я к бригадиру: где они? А она мне отвечает, что Вася Филимонов (наш председатель колхоза) на них уехал в город на бюро горкома. Я взбунтовался, бросил уздечки и мгновенно принял решение пойти учиться. В войну старшие классы в сельской местности начинали учебный год с 1 октября, для меня это было кстати. Бригадир меня уговаривала, ей жаль было терять такого работника, но я оказался непреклонным. Так лошади мне помогли выйти в люди. И стал я единственным из деревни, кто получил высшее образование, а потом и второе. А дальше работа, работа и продолжение работы. Поездил по стране, побывал в двадцати странах мира. Все это оставило свой след в моей биографии. Но никогда я не забывал тот район, люди которого дали мне путевку в жизнь.

© 2007-2017 Барабинск.net      О сайте Войти Регистрация
Подождите...